Историография военного дела европейских гуннов

В начале 370-х гг. н. э. из-за Волги в степные пространства Юго-Восточной Европы вторглись кочевники, именуемые в позднеантичной традиции гуннами. Их нашествие дало мощный толчок передвижению племен в западной части евразийского пояса степей, получившему название «Великое переселение народов». Военно-политическая история европейских гуннов — от их появления в Северном Причерноморье до распада гуннской державы с центром в Среднем и Нижнем Подунавье при сыновьях великого Аттилы в конце 460-х гг. — неоднократно становилась предметом самого пристального внимания со стороны исследователей (см.: Thompson 1948; 1999; Altheim 1959: 291—372; 1962; Maenchen-Helfen 1973; Alexander 1973; Croke 1977; Корсунский, Гюнтер 1984: 105—116; Sinor 1990; 1993; Вбпа 1991; Heather 1995; Wolfram 1997: 123—144; Гумилев 1998: кн. 2, 283—298; Буданова 2000: 48—76), и ее основные вехи найдут свое отражение ниже, главным образом в разделах IV и VI. В то же время гуннская культура изучена все еще явно недостаточно, в том числе и такой исключительно важный ее аспект, как военное дело, и это несмотря на то, что в той или иной степени оно затрагивалось практически во всех обобщающих исследованиях, посвященных гуннам. Из заслуживающих внимания необходимо назвать монографии И. Вернера, И. Боны и И. П. Засецкой, где подробно рассматриваются имеющиеся археологические материалы по проблеме военного дела (Werner 1956: 38—56; Вопа 1991: 167—179; Засецкая 1994: 23—50). Стоит также упомянуть выдержавшую два издания книгу о гуннах Э. А. Томпсона, который в соответствующем разделе в основном опирался на позднеантичные литературные свидетельства (Thompson 1948: 46—55; 1999: 51—61). Но особое место в этом ряду занимает фундаментальное исследование О. Менхен-Хельфена «Мир гуннов», где есть и достаточно обстоятельная глава о военном деле, которое анализируется на очень широком историко-культурном фоне и с привлечением самого разнообразного круга источников— письменных, археологических, этнографических и изобразительных (Maenchen-Helfen 1973: 201—258). К сожалению, эта монография вышла уже после смерти автора, причем в неполном виде, с большим количеством лакун, в том числе и в интересующем нас разделе (см.: Maenchen-Helfen 1973: XIX—XXI; Heather 1999: 247—249).

Специального разговора заслуживает статья Р. П. Линднера, в которой развивается теория о кардинальном изменении характера военного дела гуннов ко времени правления Аттилы — переходе от преимущественно конного войска к пешему (Lindner 1981; см. также: 1982: 701—706). Разбор статьи см. в разделе VII.

Из других работ обязательно должны быть упомянуты недавняя книга Я. Лебединского об оружии и боевых традициях «варварских» народов эпохи Великого переселения народов, где довольно много говорится о гуннах (Lebedynsky 2001), а также статья К. Таузенда, специально рассматривающая гуннское искусство осады укреплений (Tausend 1985/1986). Добавим, что внимание гуннам, хотя и явно недостаточное, уделяется в монографиях А. Феррилла, X. Элтона и А. Ри-шардо, посвященных военной истории Поздней Римской империи (Ferrill 1991: 140—145; Elton 1997; Richardot 2001). Касается этой темы и Дж. Киган в своем обобщающем труде по истории военного искусства (Keegan 1993: 182—188).

Говоря об историографии военного дела европейских гуннов, можно также назвать несколько работ научно-популярного характера, в той или иной степени затрагивающих данную проблему: это книги Дж. Дахмуса (Dahmus 1983: 17—54), Т. Ньюарка (Newark 1986: 9— 27), П. Хоуарта (Howarth 1994: 18—28), Э. Хилдингера (Hildinger 1997: 57—74), Д. Николла (Nicolle 1999: 9—52; 2000: 6—23) и Дж. Лэйнг (Laing 2000). Впрочем, в силу специфики данного жанра, приводимые в них данные не всегда оригинальны, а зачастую вообще являются результатом поверхностного изучения и ошибочных представлений, и поэтому к ним следует относиться с большой долей осторожности.

Цель же настоящей работы — наиболее полно осветить основные аспекты военной практики европейских гуннов (наступательное и защитное вооружение, конское снаряжение, рода войск, стратегия и тактика, искусство осады городов — полиоркетика, структура военной организации) на основе привлечения всех имеющихся в нашем распоряжении свидетельств позднеримских и ранневизантийских нарративных источников, что до настоящего времени в столь полном объеме еще не было сделано. Но, хотя приоритет при разработке данной темы отдается письменным данным, там, где это возможно (и если это действительно необходимо с точки зрения большей наглядности), они сопоставляются с археологическими материалами, происходящими из памятников эпохи гуннского господства в степях Юго-Восточной Европы. К сожалению, практически полное отсутствие в европейском искусстве позднеантичной и раннесредневековой эпох сколько-нибудь достоверных изображений гуннов 1 не позволяет дополнить наши знания об их боевом снаряжении за счет данных иконографии, которые всегда исключительно важны при комплексном анализе проблем военного дела древности.