Рождение словесного языка

Рождение словесного языка позволило отделить символические знаки и их смысл от конкретных ситуаций. А далее при усложнении взаимодействия между людьми - уже можно было свободно расчленять и умножать значения, сочетать их независимо от сочетания реалий, применять знаки (особо сигнализируя об этом) к воспоминаемым и предвидимым ситуациям (то есть накапливать в знаковой системе опыт и заготовлять впрок решения).

Кроме того, это позволило сформировать особые правила сочетания знаков, адекватные законам жизненной практики. Так родились "естественный (словесный) язык" и его неотделимый спутник - абстрактное мышление. Созданные для передачи и хранения культурной информации, они по необходимости стали вместилищем, моделью и средством организации. А следовательно - основой программирования человека.

Вот почему структура языка может служить моделью организованности культуры, хотя, конечно, не способна отразить полностью функционирование культуры. Итак, культура в результате позитивного определения предстает как искусственная система средств, программирующих человеческое поведение, созданная целенаправленной деятельностью на базе труда в производстве. Эта система средств сочетает подчинение особи интересам коллектива с пластичным, мобильным и оперативным приспособлением особи к изменчивым обстоятельствам, оставляя и особям, и коллективу изрядную свободу выбора форм.

В функционировании и организации этой системы важная роль принадлежит знакам, освобожденным от постоянной сопряженности с конкретными ситуациями, а это позволяет проводить сложные операции по накоплению, хранению, переработке и передаче информации, чем и обеспечивается высокое совершенство программирования и его дальнейшее совершенствование В этом суть культуры. Материальная культура и духовная культура. Что означает для археологии такое понимание культуры?

Прежде всего оно, утверждая сочетание закономерного, общего со случайным (или произвольным, субъективным, индивидуальным) в культуре, ведет к признанию правомерности для археологии изучать оба эти аспекта в культуре, к правомерности обоих подходов и социологического, структурно-функционального, абсолютизируемого НА, и конкретного этно-исторического (Клейн 19776; Klejn 1979). Ясно также, что поскольку это понимание культуры выводит на первый план программирующую активность, из него вытекает возможность построения центральной теории археологии (теории смены культур) на основе идей кибернетики.

Далее, такое понимание стимулирует археологов к перестройке понятийного аппарата и методов своей науки по образцам лингвистики: фонемики, структурной лингвистики, теории перевода, теории дешифровки. Наконец, понимание культуры как полифункциональной программы поведения позволяет рассмотреть в разных ракурсах ее компонентный состав и определить границы важной для археологов вещественной фракции.
По материалам arheologia-kultury.ru

Процессы урбанизации и субурбанизации

Процессы урбанизации и субурбанизации усилили остроту положения негров в штатах. Число негров - владельцев ферм с 1950 по 1966 гг. сократилось в 5 раз. Раньше среди негров преобладали забитые и разобщенные полурабы Южных штатов, теперь пауперизованные горожане Севера, сосредоточенные в гетто городских центров, где создается взрывная обстановка. Освобождение Африки вдохновило на борьбу. Взрыв негритянского возмущения начался в середине 1950-х гг. и привел к середине 1960-х к созданию партии "черных пантер", бунтам и уличным боям. Взрывоопасной оказалась и молодежь.

Возросшая в силу демографических сдвигов количественно (сейчас св. 50% американцев - моложе 25 лет), она по требованиям научно-технического прогресса оказалась сконцентрированной в университетах и колледжах (число студентов в США с 1957 по 1969 гг. выросло в 3 раза и достигло 7 млн.). Остро возбудимая и критичная по естественным возрастным особенностям, молодежь больнее ощущает общественные недуги и по объективным причинам. Безработица среди белой молодежи не 3%, как в целом по нации, а 12%. Экономическая неустойчивость создает тревожное настроение относительно возможностей устройства после учебы и порождает недовольство всей социальной системой.

Война во Вьетнаме и перспектива бесславной гибели затрагивает прежде всего молодежь; аморальность этой войны и многих аспектов внутренней жизни страны порождает опустошенность или протест. Наркомания среди молодежи с 1960 по 1967 г. выросла в 8 раз. Пренебрежение к общественным нормам становится все более открытым. "Молчаливое отчуждение" в 1950-х гг. сменилось "бунтом" 1960-х - волна митингов и забастовок взвилась с 1964 г.

Все эти данные достаточно широко известны, и если был смысл приводить их здесь, то лишь для того, чтобы уяснить тот факт, что отчетливое проявление и интенсификация всех этих феноменов произошли именно в интересующее нас десятилетие - с середине 50-х гг. по середину 60-х годов. Любопытно, что сигнализировавшие об основных сдвигах книги Вуда и Гэлбрайта вышли уже в 1958 г.

Но чтобы установить причинную связь между этими сдвигами в обществе и обращением американской администрации к покровительству археологии, мало привести хронологические совпадения нужно еще обнаружить логический и психологический механизм, соединяющий эти сдвиги со столь необычным реагированием администрации. Реакция администрации, однако, вторична. Первым реагентом является общество.

Естественно, что чем радикальнее сдвиги в обществе и чем острее назревшие общественные конфликты, тем более крупные социально-исторические проблемы встают перед общественной наукой, тем шире хронологический охват процессов, в исследовании которых надеются найти ключ к решению современных проблем. А чем шире хронологический охват процессов, тем глубже в прошлое отодвигаются исходные рубежи этих процессов, и с ними - зародыш коренных функциональных связей и противоречий современности.
Читать статью

Интуитивистская археологическая методика

Серия работ Дэвида Кларка 1962-1967 гг. по классификации кубков показывает его разочарование в интуитивистской археологической методике. Кларк обращается к опыту неопозитивистских течений в биологии и географии ("аналитическая биология" и "новая география").

В 1963-1967 гг. он, по предложению Г. Кларка, читает в Кембридже курс лекций по теории и методам археологии, в котором использует работы Бинфорда и его учеников. Третий период можно было бы назвать классическим. Он начинается с 1968 г. - года бинфордианских сборников и монографии Д. Кларка. Этим "прорывом", по выражению Лиона (Leone 1972: 11) НА прочно утвердилась в науке как особая школа и захватила инициативу в борьбе.

Основным противником Бинфордом в это время остается Борд. Против Кларка консервативно настроенные англичане разворачивают яростную кампанию в основном на страницах "Антиквити" (редактор Глин Дэниел). Именно в этот период обозначались расхождения и в самой НА. Одно расхождение показал выход книги Кларка (1968 г.), другое - статьи Флэннери (Flannery 1968). За "прорывом" последовала небольшая передышка, но это лишь в печатной продукции.

В последующие годы труды этих симпозиумов выходили в виде сборников; задержался лишь выход докладов в Санта Фе. Зато в систему сборников органично вписались антология Лиона и том статей Бинфорда. С этой организационной активностью, этой популярностью и этими успехами весьма контрастирует судьба международного симпозиума по теории и методам традиционной археологии, прошедшего в 1968 г. во Флагстафе (США).

Труды этого симпозиума (подготовлены к печати Р. Эрихом) не удалось издать до сих пор и, вероятно, уже не удастся; частые ссылки участников на свои статьи в этом "будущем" сборнике повисли в воздухе. Наметившееся размежевание течений внутри НА в этом периоде распознано, признано и декларировано (Leone 1972: 9; Flannery 1973). В этот период в мощном потоке прикладных исследований стали появляться и капитальные конкретно-монографические труды, выполненные по принципам НА, - книги Ренфру (1972 г.) и Плога (1974 г.).

Это значит, что НА обзавелась собственной конкретно-исследовательской классикой, приобрела солидность и нормативность - правильность парадигмы. Как следовало ожидать для такого этапа, у НА появилась и собственная "экзегетика" (Leone 1972: 10) -литература истолковательская, популяторизаторская и учебная (например, Watson а. о. 1971; Woodall 1972; Wilson 1974). Конец этого периода только различим, однако он, вероятно, близок или уже наступил.

Об этом говорят симптомы кризиса школы, отмеченные ее адептами-обеспокоенность большим количеством работ низкосортных, бесплодных, хотя и следующих модернизаторской моде; пугающее падение популярности модернизаторских задач среди молодежи; попытки отхода некоторых активистов. Само обращение видных "новых археологов" к идеям "второй кибернетики" также явилось результатом неудовлетворенности исходными принципами учения Бинфорда. Пока это все только отдельные симптомы назревающего кризиса.
Интуитивистский археологический подход