Отличие видов по числу локусов

В принципе Эвайс и Смит допускают, что "какие-то пары видов могут быть почти неразличимы по некоторому числу локусов".

В связи с этим заметим, что некоторые авторы склонны использовать величину оценки генетического сходства как критерий при решении вопроса, относить ли две популяции к одному биологическому виду или к разным.

Такой подход был бы правомерен только, если 6bi удалось показать, что достаточная репродуктивная изоляция (фактическая или потенциальная) возникает при достижении определенного уровня генетических различий, оцениваемых по случайной (или признаваемой случайной) выборке 1 локусов. Следует учесть и то, что, определяя характерный для "хороших" видов уровень генетического сходства, мы неизбежно занижаем оценки этого сходства, так как генетическая дивергенция могла происходить уже после обособления видов.

Следовательно, - мы не можем знать, каково было генетическое сходство предковых форм в момент обретения ими видового статуса (все равно - идет ли речь о биологических или таксономических видах), и должны ориентироваться на максимальные оценки сходства, получаемые в межвидовых сопоставлениях.

Эвайс и Айала показали, что межвидовые генетические (аллозимные) дистанции мало различаются в филетических группах ("филадах"), подразделенность которых на уровне вида различна. Ими, в частности, сравнивались дистанции между видами карповых из водоемов Калифорнии, с одной стороны, и видами значительно менее подразделенной филады, представленной родом Lepomis,- с другой.

В первой группе среднее значение 0,59 (0,33-0,95), во второй - 0,54 (0,36-0,85). Авторы склонны объяснять сходство значений I тем, что разделение видов в рассматриваемых филадах произошло примерно в одно и то же время, полагая, что генетические различия между видами возрастают в прямой зависимости от длительности периода их независимой эволюции.

В целом накопившиеся в литературе данные свидетельствуют, что, с одной стороны, величина генетических (аллозимных) различий) между таксономическими видами в разных группах бывает очень разной, а с другой, что взаимоотношения форм, характеризуемые по генетическому сходству, иногда хорошо соответствуют схеме, построенной на основе анализа сходства по признакам фенотипа, а иногда оказываются совершенно другими.
Отличие видов по числу локусов

Истоки мировоззрения

Вероятно, именно в недрах окунёвской культуры следует искать истоки мировоззрения, обусловившего особенности наземных сооружений эпохи поздней бронзы, получивших наиболее яркое воплощение в планиграфии херексуров.

Образно говоря: крест на донцах окунёвских сосудов можно рассматривать как предтечу крестообразной планировки, лежащей в основе большинства херексуров. В этом контексте находит себе объяснение и неоднократно отмеченное исследователями сходство между окунёвскими изваяниями и ранними оленными камнями, неразрывно связанными с херексурами.

Очевидно, не случаен и набор предметов, находимых в ритуальных оградах Малиновского чли барлыкского типа (фрагменты керамики, кварцитовые пластинки чёрного и белого цвета, пес: ик, по своему составу близкий найденному в единственном раскопанном "оленном комплексе" на р. Юстыд. В свете всего сказанного в общих чертах могут быть определены хронологическая и культурная принадлежность оград на могильниках Барлык II и Узунтал VI.

По всем приведённым данным они относятся к эпохе поздней бронзы и представляют собой особый вид ритуальных памятников, который может быть синхронизирован со вторым этапом окунёвской культуры в Туве. В абсолютных датах это может быть определено второй половиной II тыс. до н. э. Как известно, в это же время происходит проникновение андроновцев на Енисей.

В этом отношении показательно, что, как отмечает Вл. А, Семёнов, найденные вместе с керамикой Малиновского типа во втором слое окунёвской культуры бронзовые ножи аналогичны казахстанским, где, как уже говорилось, существовали погребения в оградах подобного типа. Особый и наиболее сложный вопрос - семантика рассматриваемых сооружений. Пока он может рассматриваться только в русле общих соображений о моделировании трёхчастной системы устройства мира, сакрализоваином пространстве оград и знаковом значении их отдельных элементов.

Из них наиболее вероятно отмеченное А. С. Сура-заковым отражение представлений о горизонтальном устройстве мира. Нечто подобное можно наблюдать, не придавая этой параллели никакого культурно-генетического характера, в конструкции шаманского чума ("шэвэнчедэк") у эвенков, составленном из трёх частей, связанных между собой переходами, из которых одна "галерея" символизирует верхний мир ("дарпэ"); другая - нижний мир ("онанг").
Источник: nic-arheologia.ru